+7 (911) 925-61-89
+7 (921) 586-13-56


Как наша любовь мешает детям взрослеть

На консультацию пришла женщина, желающая обсудить влияние развода на состояние ребенка – мальчика девяти лет. Мать беспокоило то, что ребенок эмоционально неустойчив, неуправляем, со склонностью к истерикам и детскому поведению. Она четыре года назад приняла решение о разводе, который очень травмировал ее мужа. Так и не сумев с ним справиться, бывший супруг приходит по ночам и палит из травматического пистолета под окнами. Мать говорила ребенку, что это «ветер, гроза, хулиганы» и предлагала «не бояться, успокоиться и спать». В ситуации высокого стресса все усилия матери направлены на желание изолировать бывшего мужа из их новой жизни (она собирается замуж за другого мужчину) и оградить ребенка от всех последствий этого сложного развод, эту же идею поддерживала школьный психолог. Делались попытки и в правовом порядке повлиять на бывшего мужа. Видно, что усилия матери направлены на коррекцию поведения другого человека, т.е. не на свою зону контроля, а в сущности, наша зона контроля, наша сфера влияния — это я сам и мои отношения с моим ребенком. Мы предложили прийти на консультацию с сыном и будущим мужем.

Суть второй консультации состояла в том, чтобы понять, чем живет этот мальчик, что его радует, угнетает, выяснить круг интересов, мечты и т. д. Особенностью нашей работы является изучение всех обстоятельств жизни идентифицированного клиента (того, кто является в семейной системе проблемным, тому , кому по мнению семьи надо помогать). Мы не считаем обязательным работать впрямую с предъявленной проблемой, в данном случае с реакцией мальчика на развод.

Мы узнали, что Матвей пишет книжку о том, как супергерой сражается с маньяками. На вопрос о том, на кого похожи эти маньяки, Матвей сказал, что они похожи на папу, который стреляет в окно. Изумлению мамы не было предела, ведь она была уверена, что ребенок верит в ее объяснения. Мы спросили «Когда папа стреляет в окно, тебе страшно?» — «Очень», — ответил Матвей. А на вопрос о том, что могло бы тебе помочь в этой ситуации, ребенок сказал, что если бы мама объяснила, что происходит, почему папа так себя ведет, и сказала бы, что она защитит сына, это был бы здорово, ведь один из мучающих Матвея страхов был о том, что маньяки похищают детей, а мать в глазах ребенка демонстрировала самоустранение, как будто ничего не происходит.

Что движет ее поведением? Несомненно, желание защитить ребенка. Но защита 2-летнего малыша и 9-летнего подростка — это две разные вещи. Формулой поведения в первом случае будет: «Я все сделаю сама, тебя надо оградить, спрятать», т. е. опора только на собственный ресурс и собственное понимание ситуации, а во втором случае «Мы вместе справимся с нашей бедой, я буду уважать тебя как личность, делиться с тобой сложной информацией, буду открытой». Уважать своего ребенка как личность — это значит быть чуткой к его потребностям, быть готовой разделить с ним сложные чувства и переживания, испытывать искренний интерес к его внутреннему миру. Разве не удивительно, что мать даже не пыталась узнать, о чем ее сын пишет книгу? Вместо этого мать транслирует: «Ты маленький, я тебе правду не скажу, потому что она для тебя сложна, эта правда тебя травмирует, разрушит. Ребенок подтверждает это инфантильным детским поведением: кривляется на остановке, демонстративно ходит по лужам и пытается по-своему, через творчество переработать этот сложный опыт. А разрушает его тайна, обман. Конечно, все дети даже спустя долгие годы испытывают печаль по поводу развода родителей, но печаль — это далеко не страх; как бы горька она ни была, печаль не нарушает психического здоровья человека, нарушают его страхи и тревога. Ложь и запретные темы порождают тревогу, которая в данном случае имела характер хронической. А необъяснимое для девятилетнего ребенка поведение отца вызывало приступы страха, которые бессознательно трансформировались в демонстративное поведение , смысл которого: «Обратите на меня внимание, помогите мне справиться», что в свою очередь явилось симптомом и привело маму к нам на прием.